Что может сделать психотерапия для детей с аутистическим спектром?

Ребенок с аутистическим спектром. У него есть поведенческие проблемы (и это предлагает решить АВА – прикладной анализ поведения.  У него проблемы с сенсорной сферой – и этим занимается метод сенсорной интеграции. У него часто есть проблемы с речью – и это уже область логопедии. Зачем ему нужна еще и психотерапия? И что вообще включает в себя это понятие?

  Детская психотерапия в широком смысле слова подразумевает профессиональное вмешательство, направленное на разрешение или предупреждение психологических проблем у детей. Но по своей сути психотерапия – это взаимоотношения взрослого и ребенка, которые оказываются ресурсными и целительными для последнего. Психотерапия занимается не знаниями и умениями маленького клиента,  не его сенсорной сферой, а его самооценкой, его чувством доверия миру и окружающим, его способностью опираться на свои собственные силы. Но при этом она может одновременно использовать все методы психологии (в той степени, в какой это будет необходимо ребенку) – и поведенческую терапию (не АВА, который относится скорее к обучению), и сенсорную интеграцию (в игровой форме), и музыкальную терапию, и социальные истории, и арт-терапию, и песочницу. Но основной составляющей длительной детской психотерапии была и остается игра. Недирективная игра, игра – следование за ребенком, за его интересами и потребностями, актуальными именно в данный момент времени.

  То, куда направлено внимание ребенка, его интересы, его проблемы и болезненные точки в общении, его страхи, его потребности в развитии или в тишине и покое – вот на что смотрит игровой терапевт в первую очередь. Вот то, что становится поводом для игры и основным игровым сюжетом, и что становится мощнейшей движущей силой  для развития ребенка – его собственная мотивация. 

Да, остальные методы развития детей с РАС тоже затрагивают мотивацию и самооценку детей, но они точно не делают ее центральным сюжетом и смыслом занятий.

Родители детей с РАС могут возразить, что их детям в первую очередь необходимо обучение и способность вписаться в социум, принять его правила.  Да, все верно. И базовые основы любого обучения и стремления развиваться – самооценка и внутренние потребности ребенка.  Он сам должен захотеть чему-то учиться, сам захотеть дружить с детьми в классе, сам захотеть играть в куклы или машинки (а не просто вертеть колесики или выстраивать игрушки в линейку). И психотерапия идет именно по этому более длительному пути. Если у детей много внутренних страхов, у них нет сил на обучение. И они могут в таком состоянии чему-либо научиться, но через силу, с сопротивлением. Если ребенок перегружен сенсорными ощущениями (ему слишком шумно, слишком ярко или просто неуютно) и не научился пока ими управлять, он не захочет общаться с детьми в группе. И навязанное общение будет вызывать у него раздражение и усиливать ощущение собственной неполноценности.

  Недирективная игровая терапия говорит ребенку «Ты хорош такой, какой ты есть. Ты правильный. И твои потребности и ощущения правильные. И ты имеешь право быть таким. И я буду рядом  с тобой в этих твоих непростых ситуациях.  Но, если ты захочешь – можно вести себя еще и вот так (и тебе самому станет легче), выучить вот это (и это поможет тебе в твоем будущем), изменить вот это (и это приведет тебя к тем результатам, к которым ты очень стремишься, но не знаешь, как достичь).»

 Психотерапевт не имеет планов и протоколов занятий. Главный план – интересы ребенка, его мотивация, его внимание, его ближайшие зоны развития. Я думаю, многие со мной согласятся, что этого достаточно много и это работает.

 

И здесь возникает еще один вопрос – необходимость смены главной цели обучения и развития детей с аутистическим спектром. Невольно получается, что сейчас мы делаем нашей целью «чтобы был как все» и «вписался в существующую систему воспитания и развития детей». Но это подразумевает, что мы, нейротипичные люди, правильные, а они – дети и взрослые с РАС – нет. И это в корне неверно. У нас просто нет альтернативной системы обучения и вхождения в социум (выбора профессии, партнера, обустройства жизни с учетом своих интересов). Что если сделать главной целью развития ребенка – «чтобы он вырос и смог построить необходимую систему обучения, поддержки и социальных связей для себя и таких же как он людей с особенностями»? Он лучше разберется, что ему действительно нужно. Наша задача, вернуть ему ощущение своей силы (которого мы так часто его лишаем, объявляя «неправильным») и познакомить с другими такими же детьми и взрослыми. Вполне возможно, что мы в этой истории не главные, а просто помогающие. Мне кажется, так будет вернее и даже интереснее для всех нас.

 

Источник


Читайте также: Лента новостей в мире