Экология терапевтической практики

Ну  как же обширен, доложу я вам, оказался круг вопросов относящихся к теме «Экология практики».

Настолько, что задуманный и проведенный  недавно с коллегами круглый стол пришлось полностью отдать под ‘аперитивы’. Размер столешницы был не велик – меньше двух часов – все  отведенное время ушло на обозначение многоликости затруднений участников-терапевтов, находящихся на разных этапах своей профессиональной  истории.

В попытках классифицировать  услышанные и предполагаемые мотивы, относящиеся к теме, мы с решили воспользоваться неизменной и незамысловатой гештальт-канвой.

Преконтакт , контакт,  постконтакт. Из чего складывается экология практики в каждой из этих условных зон.

Ну… преконтакт

 Это фон жизни, на котором сессия работы с клиентом  становится очередной фигурой. 

Что происходит в той жизни, из которой терапевт выходит к клиенту. Условно, конечно,  выходит, потому что куда же можно выйти из собственной жизни.

А в  жизни за пределами кабинета,  может случиться всякое — нездоровье детей или собственный недуг, пробки, прорывы труб и поломки двигателей, семейные неурядицы, скандалы с мужем и размолвки с родителями, смерть близких людей  («выплав стали и выплыв сели»)…

Или, справедливости ради: радость (например, телесная – от сеанса йоги или утренней пробежки), любовь, достижения, гештальт-интенсив и отпуск на Мальдивах.

И тогда, как насчет того, может ли терапевт опоздать,  может ли перенести прием, может ли здоровье ребенка оказаться для него важнее назначенной с клиентом встречи? А собственная усталость? Может ? Или это уж совсем не реально))? Может ли он прийти к клиенту  унылым, грустным,  горюющим, растерянным. Или наоборот — веселым и восторженным (к тому, кто страдает, между прочим). Может ли терапевт уехать в отпуск – на неделю-две… А на месяц? Может ли он отказать новому клиенту, который просится на прием, потому что ему и прежних достаточно? Может ли понять, почувстовать – сколько это  для него –  достаточно. Может ли изменить цену своей услуги для того, чтобы отрегулировать поток обращений?  А перенаправить клиента коллеге?

Я думаю, что там, где зашевилились во время  прочтения последнего абзаца ваши «нельзя и должен», подмораживая свободу выбора, и стоит искать возможные (уже или в потенциале) пробоины в днище судна «Экология практики».

 Не что иное, как наши жесткие концепции, установки,  долженствования – первейший фактор риска нарушения гомеостаза в профессии.

«Я должен клиенту быть на встрече во что бы то ни стало. Я должен не просто быть, а быть в уравновешенном состоянии,  вопреки событиям моей жизни,  которые затрагивают меня, так или иначе. Я должен быть прекрасным семьянином – у меня не должно быть сложностей в отношениях с моими родителями, детьми, супругом, раз уж я терапевт и ко мне приходят для налаживания отношений. Я должен принять всех нуждающихся в моей помощи, всех, кто запрашивает ее».

Если вы — хранитель и воплотитель легенды о несгибаемом терапевте то, пока ваше судно еще на ходу и не дало течь, отправляйтесь в экспедицию на противоположный полюс  – там можно отыскать гибкость, человечность, ограниченность возможностей, беспомощность,  отчаяние, усталость,  одиночество, здоровый цинизм, веру в самостоятельность клиента … Отыскать противоположность вашего долженствования… Отыскать, и  взять на борт .

Контакт

Что сказать про контакт?  Разве, процитировать рабочий девиз Александра Ройтмана:

Терапевт должен быть туп, ленив и аморален.

 Кроме  качества терапевтического процесса такой подход обеспечивает экологичность этого самого процесса для терапевта.

Сразу оговорюсь – сказанное не отменяет того, что терапевту очень пригодится быть умным, работоспособным  и добродетельным…

Ройтман  сначала довольно коротко высказался на эту тему в своем интервью. Но, через некоторое время,  дал развернутые пояснения, которые вы можете обнаружить  вот здесь: девиз терапевта.

А я просто подытожу, сказав, что  для меня всё это про то,  умеет ли терапевт, присутствуя с клиентом, оставаться отдельным (не путать с отсутствующим, не вовлеченным, бесчувственным) и поддерживать клиента в его способности проживать историю собственной отдельности.   Умеет ли он, стремится ли руководствоваться принципом: «Твое – тебе,  мое – мне» (короткий вариант гештальт-молитвы от Анатолия Шабля, краснодарского коллеги и наставника). Если умеет и делает чаще всего, то судно на плаву.             

Какие долженствования подстерегают терапевта в зоне контакта? Какие места могут дать течь?

Терапевт часто должен клиенту: изменения, динамику, результат, избавление от страданий. Должен спасти клиента от боли – облегчить ее, трансформировать, разделить. Должен достоверно знать, что с клиентом, понимать, как он устроен, сохранять полную ясность и определенность относительно происходящего в сессии. Представлять, как все это вышло и чем закончится. Должен знать кратчайший путь и наилучший для клиента  выход.  Должен задавать направление, темп и результат встречи.

Если я такой терапевт, то я  теряю свою паузу (мне непременно нужно что-то предпринимать), теряю право на непонимание, на бессилие, теряю чувствительность к своему состоянию. Я неустанно тружусь — что-то предлагаю, генерирую, объясняю, делаю выводы. А при попытках клиента 'сбиться с намеченного пути', пересчитываю маршрут к зафиксированному образу цели… моему образу.  
И, в какой-то момент  таких праведных трудов я не нахожу больше желания и сил идти на встречу к этому клиенту, а если много и долго старался, то и вообще —  на встречу своей профессии.

Постконтакт.

В зарисовках ))

« Вот он ушел, а остатки телесного процесса, который я переживал рядом с ним в сессии — нет. На сколько лет такой тахикардии меня хватит?  И в желудке рези, а вроде не было проблем. Шею свело. Вчера еще.  И ведь работали с этим в сессии, прикасались, распознавали состояние. И какова, скажите  после этого, средняя продолжительность жизни гештальт-терапевта?  Почему доступная статистика только про летчиков и художников?!»

«Ну ведь мог же сработать лучше… Например, вот этот момент – ну как можно было упустить? Вот же фигура сессии проступает с такой бесспорной очевидностью – бес попутал вовремя не заметить.  Плоховато, одним словом, я его сегодня спас – мог бы сделать для него гораздо больше и … красивее…»

«В следующий раз нужно будет сказать ему вот это…. Начать сессию вот так… Не забыть обсудить … Пожалуй, стоит записать. А когда он снова попытается провернуть такое, я отреагирую по-другому…»

«Не мельтеши. Можно говорить потише? Выключи телевизор! Займись своими делами. Маме надо подумать…»

Что может быть должен терапевт из находящегося в зоне постконтакта?

Например — должен быть всегда удовлетворен проделанной работой и в прекрасном расположении духа после нее.

Должен справляться со своими затруднениями сам – я же профессионал, учился много лет . К супервизору? Я в профессии для того, чтобы зарабатывать деньги, а не тратить их на нее же.

Или наоборот:  должен всегда состоять при супервизоре и личном терапевте.  «А как иначе? Есть незыблемые правила – и нечего даже думать, чтобы их проверить».

Должен не рассматривать вариант отказаться от трудного для него клиента, должен не перенаправлять его никому  ни при каких обстоятельствах, должен стремиться вынести, вытерпеть, сдюжить.

Должен держать свой опыт при себе – не разделяя его с коллегами, не обсуждая. «Мои года — мое богатство. И только моё!»

Однако, статья получилась длиннее, чем я думала.  Устала я что-то, и мое внимание естественным образом начинают привлекать более приземленные материи).  А потому…

Продолжение следует)))

 

 

Источник


Читайте также: Лента новостей в мире