К темным фигурам

На эту статью меня вдохновил случай произошедший с моей клиенткой, на данный момент уже коллегой, которую я буду называть Алиной. 

В подростковом возрасте Алине довольно часто снился один и тот же сон, который вызывал у нее много интереса и желания разобраться. Сновидение, в котором ее преследует темная мужская фигура и от которой она, испытывая ужас, убегает. Алина очень эмоционально говорила о том, как она убегает от фигуры. Было видно, что она просто поглощена ужасом и ощущением того что темная фигура обязательно настигнет ее. Однако в сновидении Алине удается скрыться в подъезде, и она оказывается на втором этаже и по ее словам в безвыходной ситуации  с одной стороны невозможностью скрыться,  так как ей мешает двери и решетки с другой стороны темная фигура, которая явно догоняет ее.         

Д.Калшед в многочисленных исследованиях говорил о то, что наличие в сновидениях преследующей фигуры может говорить о явном наличии психологической травмы и активизации системы самосохранения. Автор подчеркивал, что в результате психической травматизации ключевым динамическим процессом является разделение Эго на две части.  Эта динамика может, описана как процесс существенной регрессии одной части Эго и одновременно прогрессии другой части. Таким образом, психическая травма по своей природе процессуальна и имеет ярковыраженную  диадическую структуру. В сновидениях регрессивная часть довольно часто выражается в различных символических образах обладающими такими  ключевыми характеристиками как уязвимость, невинность и т.д. Прогрессивная же часть достаточно часто выражается в достаточно всемогущих, преследующих или защищающих фигурах. Прогрессивная часть выполняет адаптивную функцию помогая фактически выжить в ситуации травматизации в раннем возрасте, однако в последствии прогрессирующая часть становиться ключевым фактором в системе сопротивления спонтанным, творческим, креативным, невинным моделям взаимодействия личности с окружающим миром и людьми [1,2].

Из беседы с Алиной было выяснено, что несколькими годами ранее ее родители развелись, что для нее было достаточно сильным потрясением в результате которого у нее появилось ощущение того что отец бросил семью в которой помимо Алины было еще две сестры. Девушка довольно много говорила, что испытывала много тревоги по отношению к своему будущему и что именно мама вырастила ее и ее сестер и испытывала к ней много любви, трепета и истинной благодарности, а страха ее потерять. Семь лет назад отец Алины умер. Из разговора с девушкой создавалось впечатление о некоторой эмоциональной дистанции между ней и ее отцом.

При арт-терапевтической работе с материалом сновидения Алине было предложено отразить в рисунке тот элемент или отрывок сна, который, вызывает больше всего вопросов или напряжения. Алина нарисовала момент сновидения, когда она находиться в подъезде на втором этаже и оказывается в ситуации ожидания и неопределенности когда она остановилась и не знает, куда двигаться, так как путь вперед прегражден дверью и решеткой, а внизу темной преследующей фигурой. Когда я предложил Алине сформулировать вопрос, на который возможно может ответить ей этот сон, она, не раздумываясь, захотела определить как образы и процессы, представленные в сновидении влияют на ее особенности построения отношений с отцом и мужем.

Слушая, что говорит Алина у меня возникало чувство, что как будто эта темная фигура, преследуя ее, несет ей одно очень важное послание, которое было спасительным для нее в том возрасте, когда ушел отец, но на сегодняшний день стало барьером для способности к чувственным, невинным и спонтанным отношениям со своим мужем.

Меня очень волновали те препятствия, которое не давили возможности девушке двигаться вперед и наконец, таки сбежать от преследующей фигуры. Однако когда нам более менее стали понятны некоторые процессы, которые происходят с Алиной я предложил ей попробовать достроить и дофантазировать свой сон.

Как только девушка закрыла глаза она сразу успокоилась и начала рассказывать о том что место больше не вызывает у нее напряжения, а наоборот много любопытства и интереса. Она начала рассматривать все вокруг, пыталась уловить запахи, дотронуться до окружающих предметов. Я почувствовал много интереса, любопытства и одновременно восхищения тем, что еще некоторое время назад место, которое вызывало много ужаса и напряжения Алина начинает исследовать и узнавать. В этот момент она была для меня ребенком, который возвращал себе спонтанность, интерес и уязвимость. Неожиданно девушка сказала, что у нее в руках появилась книга и что она очень важна для нее помогая ей становиться сильнее и увереннее.

После этого Алина много говорила о том, что у нее возникает интерес к темной мужской фигуре, которая преследовала ее и вдруг у нее на лице появились сильные переживания. У меня возникло чувство, что девушка прикасается к чему-то очень болезненному и ранимому. Алина начала говорить о своем отце, что вместо темной непонятной фигуры к ней по лестнице поднимается  ее отец. Для нас двоих этот момент был самым тяжелым,  Алина  говорила о том, что не попрощалась со своим отцом, о том, что любит его и испытывает много благодарности к нему. Для меня в этом моменте было много прощения, принятия  и любви. После этого Алина много говорила о наполненности, теплоте и внутреннем спокойствии. Я спросил, что она хочет сделать, на это Алина сказала, что вместе с отцом она хочет войти в дверь и что сейчас это возможно.

После этого я предложил Алине нарисовать еще рисунок, отражающий самый сильный и ресурсный момент который был для нее самым важным.

На рисунке было изображен момент, в котором девушка вместе с отцом сидит за столом друг напротив друга пьет чай и разговаривает. В этом месте у Алины я заметил много радости и легкости, как будто на картинке было все, так как должно было быть. Как будто  темная преследующая фигура полностью изменилась, а вместо нее появился любящий и принимающий отец.

После работы девушка много говорила о важности завершённости и трансформации сновидения, ей очень понравилось то, что получилось в конце и, то, что для нее отец стал более понятным и важным.

На протяжении всей работы у меня возникало чувство, что у Алины был сильнейший внутренний заряд добавить новые тона и краски в сновидение, которое ее пугало, беспокоило и  вызывало напряжение.

Мне кажется, что потребность в привнесении в сновидение самим клиентом новых смыслов, потребностей, или представлений о будущем может стать тем целительным элементом способным изменить отношения к различным трудным, а порой и травмирующим жизненным ситуациям символическим образом выраженные в сновидениях, что, в конечном счете, приводит к глубокой внутренней трансформации.

Конечно, в сновидении можно отметить огромное количество символических сюжетов требующих внимания и анализа, однако ключевым и центральным нам представляется процесс описанный ниже.

Эта история очень впечатлила меня. Я подолгу размышлял о том, сколько же мы носим в себе незаконченных, неотреагированных историй и ситуаций, которые истощают и забирают жизненную силу.   И я очень благодарен Алине за смелость, спонтанность и безмерную глубину.

Этот пример показывает насколько важен процесс проживания утраты значимых и любимых людей, который у Алины был остановлен. Насколько прошлые преследующие страхи могут быть полезны для понимания и осознования значимости настоящих отношений и ценности людей, которые окружают человека.

Вот такой вот удивительный мир сновидений, в котором можно совершить невозможное подержать за руки ушедшего отца, прокатиться на сказочном чудовище, заглянуть в сокровищницу или совершить увлекательное путешествие к другим планетам.

Литература:

1.Дональд Калшед | Внутренний мир травмы. Архетипические защиты личностного духа (2015).

  • Дональд Калшед | Травма и душа. Духовно-психологический подход к человеческому развитию и его прерыванию (2015).
  • Источник


    Читайте также: Лента новостей в мире