Лучше буду умирать я, чем ты

Публикуется с разрешения клиентки.
Помню, как она пришла ко мне впервые три года назад. И стала говорить легко, красиво, непринужденно. Чем больше она говорила, тем сильнее я понимала, сколько боли в ее теле и душе. Я иногда тонула в ее интеллектуальных защитах и заставляла себя возвращаться в реальность своих телесных ощущений и чувств.

Я знаю, каким спасительным бывает мир мыслей и рассуждений, когда психика не может справиться с внутренним эмоциональным хаосом. Поэтому действовала осторожно, счищая шелуху мыслеформ и пробираясь к ядру горячей боли.

Под завалами "правильных" убеждений, рационализаций и долженствований огнем горела ненависть к отцу. И на то, чтобы признать свою обиду и злость молодой хрупкой женщине-девочке понадобились все ее силы. Пришлось прямо посмотреть на отцовское равнодушие, эгоизм и нежелание услышать и понять дочь. На его жалобы и обиды и детское безответственное поведение. На его болезни и отказ заниматься своим здоровьем. На жестокость и манипуляции. На непредсказуемые вспышки агрессии с криками и руганью.

Только когда она разрешила себе через проживание боли испытать и выразить всю табуированную в обществе ненависть к родному отцу, мы стали учиться отстранению и самозащите.

Теперь перед нами стояла новая задача — отслеживать моменты включения травматических чувств: бессилия, отчаяния, ступора, и вовремя останавливать отцовские манипуляции, управляя общением из взрослой позиции.

Я радовалась вместе с ней, когда она приходила и рассказывала об успехах и училась спокойно воспринимать откаты в прежнее состояние, как естественную составляющую процесса исцеления. Мы двигались в ее темпе, давая столько времени на интеграцию новых способов реагирования, сколько было необходимо.

В процессе ее длительной терапии всплывали и другие, сильно заряженные темы предательства, отказа от удовлетворения своих потребностей, страха доверять. И все они, так или иначе, имели один источник — дисфункциональность родительской семьи. Шаг за шагом, на каждой расстановочной сессии мы возвращали отщепленные из-за травм части личности, освобождая вместе с ними заблокированную энергию.

Одна из последних встреч стала переломной. Запрос, на первый взгляд, не был связан с темой про отца. Но то, что она увидела и услышала в расстановке, ее потрясло…
Отец стоял как стена, ограждая дочь от невыносимо тяжелого в роду, от не пережитых страданий и боли потерь. Он бессознательно выбрал этот путь, медленно умирая от алкоголя и болезней, взяв на себя родовой груз и неся его всю жизнь. Справлялся как мог. 

"Пусть лучше я, чем ты" — сказала его душа матери и дочери… Он не пускал тяжелое в обе стороны, избавляя самых любимых женщин от помрачения рассудка…
Безграничная благодарность наполнила ее сердце и сделала возможным разговор с отцом. В потоках зрелой любви давно утраченный незримый контакт дочери и отца наконец был восстановлен. И в ярком свете осознания сделанного для нее отцом потеряли свою значимость его странности и ограничения.

Она продолжает психотерапию. "У меня, как всегда, много запросов", — улыбаясь, и теперь уже без страха глядя мне в глаза, говорит она. И я улыбаюсь, зная, что много желаний, это не про смерть, а про жизнь.

Источник


Читайте также: Лента новостей в мире