Неидеальный ИДЕАЛЬНЫЙ ребенок.

Школа и подростки. Непростая история и для родителей и для учителей и для самих подростков.

Подростки – мастера провокации! И здорово, если ребенок чувствует надежный тыл в лице родителей. Учитель тоже живой и часто может быть не прав и здорово, если администрация создает тыл для своего работника. Все живые и все порой нуждаются в поддержке!

Но всегда ли эта поддержка адекватна и что получается, если нет, и, почему не всегда?

Ситуация:

Девочка – подросток, активна на уроках, но вектор активности противоположен обучению. Активно отвлекается и также активно вовлекает в это близ сидящих товарищей по уроку.

На замечания учителя реагирует пассивно-агрессивно, вербально провоцируя преподавателя.

Учитель имеет все признаки эмоционального выгорания и не всегда справляется с подростковой провокацией. В случае провокации переходит «в лобовую», достаточно прямолинейно охлаждает подростковый пыл. Класс сложный, дети имеют склонность ябедничать родителям на учителей. Есть родители, которые интересуются жизнью детей и посещают собрания, выслушивают пожелания преподавателей, общаются с ними непосредственно.

Это самый верный ход. Вести диалог непосредственно с учителем, а не через администрацию или ребенка.

Мама девочки контактов с учителем избегает. Слова дочери для нее — закон.

Почему возникает непонимание?

Многие родители не идут на контакт с учителем, даже в глаза его не знают и при любом удобном случае жалуются администрации.

Или, как в описываемой ситуации, есть такие родители, которые верят своему дитя как Богу, обеляя все его поступки.

«Он (она) у меня хороший! Все остальные, кто этого не понял – плохие!»

В этой ситуации страдают все:

— и ребенок, которого родитель ограждает от научения конструктивной коммуникации,

—  и родитель, который, позже будет пожинать плоды своего воспитания, ведь школа закончится, а семья останется,

— и учитель, который съедает себя за не педагогичность с одной стороны, и невозможность завоевать авторитет с другой, т. к. провод коммуникации обрезан (признаки выгорания при этом нарастают).

Лучшее, что можно посоветовать в этой ситуации это повысить критичность по отношению к себе и пойти на диалог.

Если общение происходит по схеме РЕБЕНОК-РОДИТЕЛЬ, а учитель исключен, то диалога нет (в лучшем случае он есть между ребенком и родителем).

Если общение происходит по схеме РЕБЕНОК-УЧИТЕЛЬ, то включается «испорченный телефон», где роль провода между родителем и учителем выполняет ребенок.

Ребенок, он еще Ребенок и ответственность его лежит в рамках учебы. За ребенка отвечает родитель, а за процесс обучения – учитель.

Диалог может и должен происходить между двумя взрослыми людьми, и каждый несет в этом свою ответственность!

И только в этом случае есть шанс, что удастся договориться.

Задача ученика – учиться, а родителя поддерживать его в этом, а не идеализировать отпрыска. Отсутствие движения навстречу друг другу и диалога между родителем и учителем  приведет к тому, что подросток пострадает больше всего!

Несколько правил для родителей как вести себя в ситуации подобного «воспитательно-педагогического треугольника»:

Правило первое:

Выслушай ребенка, но сделай это критично. Поддержи и обещай разобраться.

Кстати, в этом случае сразу будет понятно, есть ли доля ребенка в конфликте. Если да, то он не захочет встречи родителя с педагогом.

Правило второе:

Непосредственно пообщайся с «виновником», т. е. с педагогом. Выслушай, выскажи свою точку зрения и расскажи о сложных сторонах ребенка.

Правило третье:

Стань «мостом» между учителем и ребенком. Поддерживай контакт с учителем и поддерживай ребенка.

Ребенок не в семейной, не в школьной ситуации не может быть медиатором, у него другие задачи и иная степень ответственности.

И только в случае, если диалог с учителем не возможен по каким-то причинам, роль посредника выполняет завуч или другие представители администрации.

Взрослые! Учитесь строить диалог, чтобы дети не страдали!

Источник


Читайте также: Лента новостей в мире