Песочная терапия. Победа над чудовищами.

Песочная терапия (Sandplay) неизменно удивляет меня своими возможностями и наглядностью реализации постулата Юнга о способности психики к самоисцелению. Трансформация клиента из жертвы обстоятельств и окружения в творца собственного мира происходит при минимальном вмешательстве психотерапевта, что может быть особенно важным для клиентов, склонных дорожить своей независимостью. Создание песочной картины – способ визуализировать свои защиты и проекции, свои бессознательные конфликты. Песочница служит надежным контейнером для сильных, даже для невыносимых клиентских чувств, и в то же время позволяет  слегка отстраниться от них, как бы взглянуть на них со стороны, дает возможность включиться наблюдающему Эго. Вот пример того, как это может происходить. (Публикуется с согласия клиента, данные, позволяющие идентифицировать клиента, изменены).

Клиентка N на одной из сессий жалуется на то, что в своей жизни она постоянно оказывается жертвой, подвергающейся несправедливым нападкам со стороны окружающих. В частности, в семье у нее постоянные конфликты с ребенком, в которых она чувствует себя использованной. Она воспитывает сына одна, прилагает много усилий, чтобы дать ему все самое лучшее, быть самой лучшей матерью, но и его стремится сделать «самым лучшим ребенком». Мальчик сопротивляется, как может.

В песочнице клиентка выстраивает композицию, в которой образ себя помещает в самый центр. Это высокая ель. Со всех сторон на дерево нападают различные вооруженные люди и чудовища, в основном динозавры. Создавая картину, женщина полностью и с удовольствием отдается как сочувствию к себе, так и переживанию ярости нападающих чудовищ. Когда картина завершена, она оказывается в состоянии посмотреть на нее как бы со стороны. Композиция красива и выразительна и приносит N большое удовольствие.

— Вот, — говорит она, — я красивая новогодняя елка, вся в игрушках. Но никто не ценит, все хотят только что-то от  меня получить. Разинули свои пасти и меня кусают. Я беззащитна.

— Мне это не нравится, — продолжает она. – Хорошо, что есть два маленьких дракончика, которые меня защищают. Я выбрала для себя именно елку, потому что для меня новогодняя елка – это символ тепла и света. Хотя я знаю, что у Фрейда это мужской символ, а дракон, наоборот, женский. То есть, в песочнице все как бы наоборот, столько разъяренных женщин нападает на эту елку… Больших, яростных… А у нее и защитники-то совсем крошечные… Дети совсем. Скорее, именно эти крошки похожи на моего сына, а не на меня.

Она обходит песочницу со всех сторон и вдруг говорит:

— Вообще, вся картинка как будто им составлена! Ведь и правда, когда мы ссоримся, он же тоже чувствует, что это я нападаю, а он беззащитный и не имеет никаких прав… Неужели он чувствует себя вот так? Мне очень жаль его…

Песочная картина была трансформирована N, часть агрессивных фигур была из нее убрана, часть – заменена на менее угрожающие. Ее отношение к конфликту сильно изменилось, настроение стало совсем другим, исчезла агрессия к сыну и чувство безнадежности.

На следующих сессиях N говорит о том, что, хотя она и не обсуждала с сыном происходящее между ними, но он как-то сам очень изменил свое поведение, и конфликты между ними стали намного реже и потеряли свою остроту.

Бесспорно, эта иллюстрация очень оптимистична и таких чудес можно ожидать не от каждой сессии и далеко не от каждого клиента. Тем не менее приятно лишний раз убедиться в тех возможностях, которые предоставляет нам песочная терапия.

 

Источник


Читайте также: Лента новостей в мире